Новости и события в мире

Анатолий Вассерман: «Относиться к словам Илона Маска всерьёз бессмысленно»

«Развитие мозга – одно из приятнейших занятий, доступных человеку», – уверен Вассерман.

Надеемся на прогресс

Валентина Оберемко, «АиФ»: Анатолий Александрович, за последние несколько лет новые технологии полностью изменили нашу жизнь. К чему мы в итоге придём, вы можете спрогнозировать?

Анатолий Вассерман: Помнится, в Театре Вахтангова шёл спектакль «Принцесса Турандот». В нём было много вещей на злобу дня. Звучала среди прочего и такая фраза: «А медицина в наше время так далеко ушла вперёд, что наши лекари не могут её догнать который год».

Тогда, в середине ХХ в., как и сейчас, общество было уверено в том, что мы испытываем нечто совершенно небывалое. Тогда все надеялись на чудеса прогресса. Надеемся и сейчас. Однако предсказать, как будет развиваться прогресс, что и каким образом повлияет на нашу жизнь, невозможно. Даже то, что уже открыто, всё равно даст непредсказуемые последствия, ибо мы не можем определить, какие именно из этих новых идей окажутся востребованы в ближайшее время, а какие – в отдалённом будущем, что можно создавать и использовать уже сегодня, а что и через многие десятилетия останется невостребованным и даже бессмысленным. Прогресс будет, и как-то он нам поможет. Но как именно, лично я не рискну гадать. Глядя на многие поколения пророков, уверенно предсказывавших, что и почему нам предстоит, я наблюдаю грандиозные провалы большинства этих пророков.

– Вы говорите, что прогресс поможет. А может он нам навредить?

– Навредить может всё. Как говорится, одним и тем же скальпелем можно и аппендикс удалить, и горло перерезать. Поэтому любой прогресс может оказаться опасным, но отказ от прогресса ещё опаснее. Хотя бы потому, что постепенно исчерпываются доступные нам ресурсы, а находить новые надо заранее. Нам необходимо всё больше производить, чтобы прокормиться. Как говорили, по-моему, в «Алисе в Стране чудес» – надо бежать со всех ног, чтобы хотя бы оставаться на месте. А для того чтобы куда-то попасть, надо бежать вдвое быстрее. То есть спасение от опасности прогресса не позади, а впереди.

– Человеку нужно развивать свои способности, свой мозг для того, чтобы конкурировать с новой техникой?

– Развивать способности жизненно необходимо всем и всегда. Хотя бы потому, что жизнь – это развитие. Развитие мозга – очень приятное занятие. Пожалуй, одно из приятнейших, какие вообще доступны человеку. Надеюсь, что это удовольствие и впредь останется в числе общепонятных и общедоступных.

Правда, лично я никогда специально не тренировал свой мозг. Так сложилась моя жизнь, что я постоянно занимаюсь разными делами, требующими умственного напряжения. С умом так же, как и с другими органами: чем больше я тренируюсь, тем больше он развивается.

Робот или человек?

– Илон Маск говорит о повсеместном внедрении роботов и искусственного интеллекта. По его мнению, это может привести к гибели человечества. Вы с ним согласитесь?

– Маск – очень удачливый саморекламщик. Относиться к его словам всерьёз бессмысленно. Да, действительно, если внедрением роботов будут заниматься люди технически и экономически безграмотные, они могут наломать немало дров. Но такие «спецы» в любой сфере могут наломать эти дрова. Я же, когда речь заходит о роботах, всегда отмечаю, что самый дефицитный производственный ресурс – это люди. Создать всё остальное гораздо проще.

Что касается искусственного интеллекта, думаю, он будет не глупее естественного. Иначе нет смысла считать его интеллектом. Но он не будет нам помехой. Зато взаимодействовать с нами ему несомненно придётся, поскольку он достаточно умён, чтобы понимать, почему взаимодейст­вие нескольких видов мышления выгодно каждому участнику этого взаимодействия.

Чисто технически, конечно, можно соорудить нечто, способное напакостить человеку. Но вряд ли кто-то захочет заниматься этим всерьёз. Люди, созданные естественным путём, тоже представляют друг для друга серьёзную опасность. Но это же не означает, что мы должны истреблять всех, включая самих себя? Это означает, что мы должны учитывать такую возможность и разбираться, каким образом это предотвращать.

– В нынешний технологический прогресс Россия внесла большой вклад или это всё-таки больше заслуга Запада?

– Несомненно, наш вклад в мировой и технический, и общественный прогресс велик. Но человечество развивается коллективно. И даже когда кто-то пытается изолироваться от чужих достижений или скрыть свои достижения от других, это причиняет ущерб прежде всего ему самому. Наше несчастье заключалось в том, что российская наука мало финансировалась, учёные уезжали за границу. Но у меня есть серьёзные основания надеяться, что в достаточно скором будущем эта отрицательная тенденция будет пресечена. Потому что нехватка возможностей нашей науки уже серьёзно мешает нам жить.

– Вы не только извест­ный телеведущий, интеллектуал, но и блогер. Сегодня ведение блога стало профессией. Правда, самые популярные блогеры почему-то либо животные, либо девушки с красиво сделанными лицами и телами.

– Ну, при всём изобилии популярных авторов сейчас намного меньше, чем лет 10 назад. Думаю, со временем их ещё поубавится.

А популярность «котиков» и красивых женщин – это чистая биология. И красивые женщины, и подчиняющиеся людям животные очень важны для нашего хорошего биологического самочувствия. Они поднимают нашу уверенность в себе, улучшают наши мысли о наших чувственных перспективах. Некоторые считают, что сегодня люди как никогда сосредоточены на своей внешности. Но люди и в отдалённом прошлом заботились о своём внешнем виде, и в отдалённом будущем будут о нём печься. Хотя бы потому, что внешность в какой-то мере указывает на ваши внутренние возможности.

– А вы когда-нибудь что-нибудь хотели изменить в своей внешности? Поменять жилетку на костюм, например?

– Внешность изменить хотел. Например, мне очень не нравилось, что у меня сильно оттопыренные уши. Но с годами они стали оттопыриваться заметно меньше, чем в детстве. Так что, как поётся во всем известной песне: «Неприятность эту мы переживём». Я вот уже пережил.

А стиль я менял не раз. Но, кстати, костюмы не любил ещё тогда, когда никаких других вариантов мужской одежды не было вовсе. Сейчас же я одеваюсь естественным для себя образом.

Оставить комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет опубликован.